Mythological subjects in the author’s interpretation

Mythological subjects in the author’s interpretation

Наша жизнь так многогранна и разнообразна, что охватить все аспекты просто невозможно. Однако есть такая замечательная её часть, без которой сложно представить себе современного человека. Она самая древняя и, возможно, самая интересная из всех аспектов жизни. Это мифы, очень разнообразные и необычные. Сегодня их вариаций и видов настолько много, что охватить их все кажется просто невозможным. Однако я попробовал это сделать на примере творчества витебских художников 1995-2010 гг. Весь материал представлен в четырёх статьях, посвящённых соответственно различным направлениям в мифах современности:

  1. Религиозные и мифологические темы в живописи художников Витебска.
  2. Библейские сюжеты в творчестве витебских авторов.
  3. Языческие темы в работах художников Витебска.
  4. Мифологические сюжеты в авторском толковании.

Это исследование было проведено мною в 2009-2010 годах в рамках магистерской диссертации “Мифология в творчестве современных художников Витебщины”, которая была успешно защищена в том же году.

Мифологические сюжеты в авторском толковании.

В сфере искусства, на картинах, созданных художниками, возникает особый вид мифологии – авторский миф. В ней творец создаёт свой собственный мир, который подчиняется своим законам, в нём своё настроение и своя погода. И всё это создаёт художник на полотне, изображая порой довольно обычные вещи. Однако, в той или иной мере многие художники интересовались живописными образами мифологии и фольклора, но тех, кто постоянно пишет по мотивам устного народного творчества, не так уж много. Разумеется, древние образы переосмысляются современными художниками. В них вкладывается иная философия, иной смысл, иное содержание, однако, мифологические образы от этого только обогащаются, поскольку в них раскрываются новые, ранее скрытые, грани. Мифы – это интересная, своеобразная тема, которая требует к себе особого внимания и отношения. Порой они сами по себе уже завораживают, а что говорить, когда та или иная легенда отображена в интерпретации художника. Это иной мир, в котором свои законы и свои условия существования.

Картины отражают богатый внутренний мир, через призму которого проходит всё, что узнаёт, видит, ощущает автор. При этом происходит преломление поступающих знаний, информации и осознание её. Именно оттого, как художник поймёт и примет этот мир зависит его выбор средств и формы выражения своих чувств и эмоций. Так как любая картина – это определённые способы её создания, т.е. различные средства и формы выражения. Следовательно, прослеживается прямая связь между внутренним миром и изображённым на полотне образом. В таких работах, написанных в авторском толковании, с лёгкостью можно найти все черты, присущие творческому человеку, автору картин, который не просто отражает внешнюю действительность как в зеркале, как фотоаппарат, а, пропуская через сущность своего внутреннего мира, воспринимает и пытается понять и осознать его.

Улитка на прогулке, Николай Дундин

Вот, например, на полотнах витебского художника Николая Дундина можно увидеть элементы городской мифологии («Вино, хлеб, Витебск») и авторскую мифологию («Улитка на прогулке», «Весна», «Лето», «Сказка для взрослых», «Камни», «Нож Казимира» и т.д.). Этот список можно ещё долго продолжать. Мы видим на этих многочисленных примерах, что художник постоянно обращается к теме мифологии. В творчестве автора мы находим много различных мифологических сюжетов, которые он берёт за основу. Таким образом, глубоко вникая в волнующие художника проблемы, Дундин выплёскивает на полотна всю гамму чувств и эмоций, показывая богатую сущность психологии автора, внося в работы частицы мифологии. Она проявляется в творчестве автора с разных сторон. Это даёт возможность лучше понять, что хотел сказать автор в той или иной картине.

Сказка для взрослых, Николай Дундин
Нож Казимира, Николай Дундин
Камни, Николай Дундин

Например, в работе «Натюрморт с грушами» художник изображает груши на столе, листик. Казалось бы, всё банально и просто, но они имеют вид женских фигур и к каждой из них прикреплено изображение женщины, в точности повторяющее грушу. Это очень сложный для понимания композиционный ход. Можно только догадываться, что же на самом деле хотел передать этим художник –  приятное блюдо или простое сравнение. Размышлять можно долго, но одно следует сказать сразу – в этой работе использована творческая или авторская интерпретация мифологических сюжетов. А в таком ракурсе современные художники, зачастую, начинают выплёскивать на холст все свои фантазии, включая и плавно вплетая в них всевозможные мифы. Такие полотна всегда очень сложны в понимании и истолковании.

Натюрморт с грушами, Николай Дундин

В творчестве Николая Дундина есть работы, посвящённые порам года «Весна», «Лето», «Осень», «Зима». Для каждой из них автор подобрал интересный женский образ. Весна изображена в виде красивой японки, чистой и светлой, отражающей отживающую ото сна природу. Лето мы видим ярким и сочным пятном, с обилием цветов и красок. Осень сразу предстаёт строго и величественно, поражая яркостью жёлтого и красного в картине. И зима, как водится, холодная и неприветливая, задумалась о своём, направив взгляд к небу. В этих работах художник оживляет и придаёт личностные черты природным явлениям.

Весна, Николай Дундин
Лето, Николай Дундин
Зима, Николай Дундин
Осень, Николай Дундин

Такой же приём мы наблюдаем и в его полотнах «Луна», «Солнце» и «Звезда», где автор через женские образы изображает своё видение этих небесных светил.

Звезда, Николай Дундин
Луна, Николай Дундин
Солнце, Николай Дундин

На холстах другого витебского художника Олега Захаревича мы так же наблюдаем привнесённые элементы авторского мифа в таких работах, как: «Путешествие во сне на зелёном тигре», «Полёт на воздушном шаре», «Переправа», «Обряд», «Поцелуй», «Воин света», «Сон» и иные многочисленные картины, на которых мастер показывает не только лодку, шар или человека, но и передаёт своё собственное видение мира, данного момента пространства и времени. Он создаёт ситуацию, в которой возникает ощущение не реального мира, а какого-то другого, где есть странный свет, как в работе «Воин света», или же чувство особого воздуха или пространства, как в работе «Переправа». Чувство особого мира, переходящего в, своего рода, миф, можно ощутить и на таких работах, где с помощью проработки отдельных деталей окружения, человеческой фигуры Захаревич создаёт своеобразную структуру: «Заветный ключик», «Зонт», «Переправа». В таких работах сталкиваются различные цветовые и световые пятна, образуя цельную картину своеобразного мироощущения.

Полёт на воздушном шаре, Олег Захаревич
Воин света, Олег Захаревич
Сон, Олег Захаревич
Поцелуй, Олег Захаревич
Заветный ключик, Олег Захаревич
Зонт, Олег Захаревич
Переправа, Олег Захаревич

Но, пожалуй, самым ярким представителем среди витебских художников, которые пишут на мифологические мотивы, является Сергей Кухто. В его работах («У реки весной», «Побег», «Озимые» и др.) мы находим авторские интерпретации известных античных мифов. Все сюжеты поданы в свободной индивидуальной манере и работы выдержаны в духе постмодернизма. Центральный персонаж картин Сергея Кухто – кентавр. Кентавры в греческой мифологии странные существа, полулюди-полукони, обитатели гор и лесных чащ, отличаются буйным нравом и невоздержанностью. Кентавры считались потомками Иксиона и Нефелы – или прямыми, или через общего для племени предка Кентавра, ожеребятившего магнесийских кобылиц. Обычно кентавры показываются дикими и несдержанными существами, в которых преобладает животная природа, но известны и мудрые кентавры, в первую очередь, Фол и Хирон, друзья и учителя Геракла и некоторых других героев. Через этот необычный образ художник выражал все свои мысли, чувства и переживания, создавая на работах свою особенную философию. Философия человека, восхищённого древними мифами и полностью погруженного в этот интересный и удивительный мир. Например, в работе «У реки весной» прослеживается несколько мифологических мотивов одновременно. Во-первых, присутствие кентавра говорит об античных мифах. Во-вторых, окружение, пейзаж и общее настроение наводит на мысль о славянских мотивах. Т.к. описание такого леса и поля чаще упоминается в старых русских былинах.

У реки весной, Сергей Кухто
Озимые, Сергей Кухто

И ещё одна интересная аналогия – в некоторых работах автора изображается кентавр и молодая девушка. Таким образом, художник выражает чувство любви, полной красоты и возвышенности, которой приходится пройти через всевозможные преграды. В кентавре воплощается вся мужская сила, забота, доброта и преданность идеалам чести. В женском образе мы видим прекрасную спутницу, в которой живёт чистая и благородная любовь. Именно через эти красивые образы художник и передаёт нам такую широкую гамму чувств. На женщине можно заметить платок, которым она укрылась и укрыла кентавра. Такой элемент очень часто появляется в работах Кухто. Он характеризует классический образ русской женщины, которая любит носить платки.

Побег, Сергей Кухто

В творчестве Сергея Кухто есть образ, которому посвящена целая серия работ. Это образ Полкана, кентавра в известной наполеновской шляпе и одежде арлекина. Вот, к примеру, как в этом полотне – «Полкан зимой», хотя в другой картине «Спящий Полкан» персонаж уже в тёплой зимней одежде. Образ Полкана зачаровывает. Через него художник передаёт одиночество величия, красоты и некоторой доли шутовства. Можно с полной уверенностью сказать, что данный образ является одним из самых загадочных и странных в творчестве художника, т.к. ни в одной мифологии мы не встречаем ни одного, даже отдалённо напоминающего на этот персонаж, существа. Автор представил его нам в виде кентавра, уже ставшим традиционным для него. Возможно, для художника это был образ, который помогал ему выразить свои переживания и отношение к окружающей действительности. Ведь смесь стольких разных черт и образов в одном лице – это слишком сложно и не однозначно для моментального восприятия. К примеру, облик Арлекина. Он весел и наивен, не очень умён, не очень ловок, не очень изворотлив, потому легко совершает глупости, но следующие за этим наказания воспринимает с улыбкой. Он лентяй и ищет любой возможности увильнуть от работы и подремать, он обжора и бабник, но при этом учтив и скромен. Арлекин вызывает сочувствие к его смешным невзгодам и ребяческим горестям, когда как образ Наполеона придаёт персонажу черты величия, превосходства и благородности. Полководец верен своему слову и не отступит от задуманного. В чём-то он схож с кентавром, который так же горд и неприступен. Вот так в одном лице художник сочетает противоположности, которые в жизни находятся рядом, но никогда вместе. Все эти образы сливаются в монолитный и довольно своеобразный характер в одном персонаже, который появляется далеко не на одной работе. Сергей Кухто создал образ, притягивающий к себе загадочностью и неоднозначностью подачи персонажа, который в каждой работе открывает одну из своих многочисленных граней бездонных глубин, сплетённых воедино сетью устоявшихся представлений.

Полкан зимой, Сергей Кухто
Спящий Полкан, Сергей Кухто

Но не все работы посвящены дальним странам и мифам. В таких картинах как «Озеро Лосвидо» главное действие переносится на родные витебские просторы. Художник поселяет среди славянских людей кентавра. Здесь можно проследить древнюю связь народов и взаимопроникновение культур античных и древнеславянских. Внимательно ознакомившись с работами Сергея Кухто, легко убеждаешься в существовании авторского мифа, когда художник на своих полотнах заставляет ужиться таким разным и далёким друг от друга культурам, и мифологиям, создавая, при этом, неповторимое настроение в своих картинах, где мы видим новую, немного странную, но притягивающую чистотой и глубиной философию. К примеру, художник часто пишет зиму и снег. Его белизна и чистота довольно часто появляется на полотнах Сергея Кухто. Он поселяет кентавров в этих суровых условиях. Например, как в работах «Озимые» и «Побег». В обеих работах автор соотносит три образа: кентавр, женщина и зима. Они где-то противопоставляются, а где-то и сходятся. Главным персонажам приходится превозмогать суровые условия холода и голода, в то же время пустота и одиночество пейзажа навевает на мысль о таком же одиночестве идущих. Однако им вдвоём тепло и хорошо, когда как вокруг тоскливо и холодно. Таким образом, при помощи этих образных приёмов художнику удаётся передать отношения между двумя людьми и их отношение к окружающей действительности.

Озеро Лосвидо, Сергей Кухто

Можно назвать довольно много имён среди витебских художников, которые так или иначе, но неоднократно обращались к теме мифологических сюжетов в авторском толковании. Среди них следующие, наиболее яркие, такие, как Олег Костогрыз, Сергей Сотников, Вадим Осипов, Алексей Пшенко, Эдуард Галустов, Михаил Левкович, Алексей Литвин, Алесь Мемус, Анатолий Ковалёв, Александр Ходюков и многие другие. Например, Сотников в своих работах, зачастую, использует, уже известную, компиляцию разных мифологических мотивов. В картине «Ангел с маской» мы находим аллегорию с христианским ангелом, что говорит о чистоте изображённой. А маска арлекина уже из другой эпохи. Такое сочетание элементов из разных эпох частое явление в авторской интерпретации мифов.

Ангел с маской, Сергей Сотников

Работа Сотникова «Остановившееся время» являет собой попытку художника разобраться в философских мыслях о времени с использованием характерных и общеизвестных элементов, при помощи которых было передано ощущение остановки времени. Это, в первую очередь, песочные часы, повёрнутые набок, т.е. они остановлены искусственно. Затем на небе мы замечаем оба светила: и солнце, и луну. Это ещё раз доказывает нашу догадку. Всему этому сопутствует ощущение настороженности, витающее в воздухе. Таким образом, можно разобрать любую работу и убедиться в оригинальности и необычности идей художников, которые, используя известные символы и факты, создают авторскую интерпретацию известных мифов. К примеру, Костогрыз в работе «Белорусские курганы» создал своеобразный миф белорусских земель. При этом он использовал образ зубра и образ белорусского замка, расположив его на спине одного из зубров. Этими незатейливыми элементами автор создал ощущение белорусской природы, не прибегая к какой-либо конкретной мифологии.

Остановившееся время, Сергей Сотников
Белорусские курганы, Олег Костогрыз

Среди авторской мифологии есть работы, выполненные в разных стилях и направлениях. Вот, например, в абстрактном стиле написаны работы Виктора Шилко «Серебряный печальный день», Леонида Хоботова «Сон», Николая Бущика «Весеннее пространство» и др. А реалистичные у Ходюкова, Костогрыза, Сотникова и других авторов.

Вячеслав Шайнуров так же неоднократно обращался к теме мифологических сюжетов авторской интерпретации в таких работах, как «Выбор» и «Создатель». В картине «Выбор» было использовано несколько известных элементов для достижения передачи идеи выбора, который есть у каждого человека: понятия добра и зла, которые существуют практически в любой мифологии, образ задумавшегося и переживающего человека и пейзаж в настораживающих тонах с расколом через всё небо. В картине «Создатель» показано взаимодействие и диалог творца, человека, который создаёт миры, и воина, который является только лишь его выдумкой. Не прибегая к конкретной мифологии какого-либо народа, были переданы философские идеи.

Выбор, Вячеслав Шайнуров
Создатель, Вячеслав Шайнуров

Порой простой мотив пейзажа, портрета или сложной композиции становиться мифом только благодаря авторской интерпретации художником, выполненной, порой, в самых разных стилях и направлениях. И таких примеров с течением времени становиться всё больше. Ведь именно авторский миф позволяет намного лучше самовыразиться художнику, чем какое-либо другое направление.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *