Языческие темы в работах художников Витебска

Языческие темы в работах художников Витебска

Наша жизнь так многогранна и разнообразна, что охватить все аспекты просто невозможно. Однако есть такая замечательная её часть, без которой сложно представить себе современного человека. Она самая древняя и, возможно, самая интересная из всех аспектов жизни. Это мифы, очень разнообразные и необычные. Сегодня их вариаций и видов настолько много, что охватить их все кажется просто невозможным. Однако я попробовал это сделать на примере творчества витебских художников 1995-2010 гг. Весь материал представлен в четырёх статьях, посвящённых соответственно различным направлениям в мифах современности:

  1. Религиозные и мифологические темы в живописи художников Витебска.
  2. Библейские сюжеты в творчестве витебских авторов.
  3. Языческие темы в работах художников Витебска.
  4. Мифологические сюжеты в авторском толковании.

Это исследование было проведено мною в 2009-2010 годах в рамках магистерской диссертации «Мифология в творчестве современных художников Витебщины», которая была успешно защищена в том же году.

Языческие темы в работах художников Витебска.

С самой древности сохранились так называемые «пережитки прошлого» – древнеязыческие обряды, поверья и суеверия, которые до сих пор живут среди народа. Хотя бы взять те же праздники, широко отмечаемые у нас на Витебщине: Масленица, Купала, «Дзяды» и многие другие. А суеверия – про чёрную кошку, про зеркало и другие страхи, широко распространённые среди нашего народа. Не следует забывать сказки, поверья о происхождении городов, легенды различных деревень о призраках, которыми пугают детей. Всё это прекрасно сохранилось и до современности.

Сегодня художники, как и прежде, продолжают отображать на своих картинах старые, древние, языческие мифы. И витебские авторы не исключение. В их работах можно найти излюбленные сюжеты старых славянских мифов, которые в наши дни уже не так популярны, как раньше во времена древних людей. Теперь же эти мифы носят второстепенный характер. Т.к. другие новые религии перекрывают прежнюю веру. В большей степени на славянскую веру повлияла такая религия, как христианство. Поэтому сегодня от древнеязыческих мифов остались только отдельные отрывки из летописей и чудом сохранившихся народных воспоминаний в виде суеверий и отмечаемых дней празднеств. И всё, что сохранилось сегодня, следует рассматривать сквозь призму христианства, которое однажды заменило собой язычество и поэтому изменило в памяти людей очень многие старые мифы. Отсюда следует, что на картинах современных художников почти невозможно найти обращение к чистым древним мифам, т.к. все они обязательно будут, хоть и с небольшими, но всё же серьёзными и существенными, элементами христианства. В этом и состоит вся ирония и ощутимая проблема в восприятии и понимании славянской тематики в живописи витебских художников. Однако это совсем не мешает нам выделять и рассматривать это направление отдельно, применительно к витебскому искусству.

Ещё одна проблема славянской тематики состоит в том, что мало художников обращается к этой теме. Художники сегодня пишут на мотивы разных, каких угодно мифов: античных, египетских, китайских, японских, христианских, «восточных» и других, но только не по мотивам славянских. И объясняют авторы такую ситуацию довольно просто, говоря, что в славянских мифах больше описания живых существ, нежели какой-либо сюжетной линии, легенды или истории. И это на самом деле так. Ведь языческая мифология плохо сохранилась до наших дней, в отличие от, например, античной или египетской, которые, благодаря своей письменности, довольно неплохо донесли до потомков свою мифологию, и которая, несмотря ни на что, так популярна сегодня. И поэтому славянские мифы больше сохранили описание живых существ, а не какую-либо сюжетную линию, легенду или историю. При чём сохранилось описание в большей степени низших богов славянского пантеона, нежели высших, даже имена которых далеко не всегда полностью и достоверно известны. Ведь именно низшие божества более близки к простому люду. Это такие существа, как русалки, лешие, Яга, домовой, банник, водяной и много других интереснейших персонажей.

Однако, здесь речь идёт не о известной славянской мифологии, к которой обращались Виктор Васнецов, Илья Репин Константин Васильев и многие другие, а о старых, языческих, белорусских мифах. Они хоть и относятся к славянской мифологии, но не являются русскими легендами и былинами, а имеют свою историю, не менее древнюю и интересную. Именно о ней и идёт речь, именно о ней и пишут свои картины такие витебские художники, как Виктор Шилко, Олег Захаревич, Алексей Литвин, Вадим Осипов, Юрий Шайнуров и Вячеслав Шайнуров, которые неоднократно обращались к этой теме.

Коляды, Виктор Шилко

Самые распространённые мифы, по мотивам которых пишут свои картины художники – это коляды и Купала. Вот, например, праздник Коляды изображается на таких работах, как «Коляды», автор Виктор Шилко, и «Коляда», автор Алексей Литвин. Коляда в славянской мифологии – есть воплощение новогоднего цикла и упоминалась в величальных рождественских песнях, колядках, исполнявшихся ходившей по дворам молодёжью и содержащих магические заклятия – пожелания благополучия дому и семье, требования подарков (от хозяев), предрекавших разорение скупым. Иногда сами подарки – обрядовое печенье, каравай и т.п. назывались колядой. Колядование могло сопровождаться наряжанием в коня, козу, корову, медведя и других животных, воплощавших плодородие. Коляды был интересный и увлекательный праздник, который праздновался в старину всем селом. И, неудивительно, что так много картин обращено именно к этому мифу. Здесь описывается красивый обряд празднования нового года, который сопровождается использованием масок, песен и плясок. Вот и на работе Шилко мы видим поющих и пляшущих людей – счастливый народ, который радуется новому году, каждому прохожему, каждому новому угощению. Люди одеты в разноцветные одежды и у некоторых на лицах колядные маски. В центре картины танцующий с гармошкой, а перед ним, в ярко красной одежде с маской клоуна, колядующий. По бокам от них две женщины, одна из них с бубном. В отличие от картины Литвина, работа Шилко написана в более реалистичной манере, когда как Литвин показывает нам коляду через абстракцию. Однако на работе сразу бросается в глаза и выделяется реалистично выписанный храм с куполами на заднем плане. Он к празднику коляды не имеет никакого отношения, но художник берёт за основу современное трактование этого праздника, а значит и церковь, как неотъемлемый элемент сегодняшней веры, может появиться на работе. Это подтверждает наши выводы о наложенном отпечатке одной мифологии на другую, который произошёл при смене политических и духовных тенденций на наших землях в X веке. Очень органично вписываются в работу большая человеческая фигура и небольшие образы всадника и лошади, а, так как работа имеет абстрактный характер, обязательно нужно обратить внимание на общую цветовую гамму и композицию. Сочетание больших зелёных и красных пятен как нельзя лучше передаёт всеобщее настроение коляды, т.к. именно эти цвета чаще встречаются на этом празднике.

Коляда, Алексей Литвин

А вот Олег Захаревич в работе «Русалка» вспоминает о красивом и трагическом мифе, который хорошо известен в славянской мифологии. Русалки, купалки, водяницы, лоскотухи и другие, в славянской мифологии существа, как правило, вредоносные, в которых превращаются до замужества утонувшие девушки и некрещёные дети (легенда о некрещеных детях была сформирована позже во времена христианства). Представляются в виде красивых девушек с длинными распущенными зелёными волосами. Перед нами предстаёт образ красивой девушки с рыбьим хвостом, которая обречённо лежит на гигантской раковине. Ещё один атрибут, указывающий на принадлежность происходящего к подводному миру, это рыба, проплывающая за спиной русалки. Образ мифического существа прекрасно передан. В нём хорошо прослеживается грусть и печаль о прошлой жизни и о раннем уходе из неё. Общая гамма имеет преобладающий коричневый оттенок, который выражает больше тоски, нежели радости.

Русалка, Олег Захаревич

Языческая белорусская мифология имеет интересную, но довольно сложную и запутанную внутреннюю структуру, состоящую из отдельных мифов и легенд, порой, даже, не сильно связанных между собой. Однако все же она имеет некоторую общую структуру, которая позволяет выделять высших и низших мифических существ. Художники чаще обращаются к низшим, более приземлённым и приближённым к людям созданиям. А о высших же в истории мало что сохранилось. В памяти людей осталось более детальное описание внешности и повадок всяких домовых, банников и леших, чем облик Перуна или Даждьбога. Поэтому сейчас нам приходиться больше опираться на то, что лучше сохранилось.

Очень интересная и своеобразная интерпретация славянских мифов у Вадима Осипова. К примеру, его работа «Осеннее жертвоприношение». На ней изображены зерна и нарезанная тыква. В старые времена это были самые ходовые продукты. Поэтому от их количества в погребе зависело благополучие семьи и удача в зимовке. Хлеб и тыква были каждый день на столе, а из тыквы делали очень много блюд. Поэтому, для того, чтобы на следующий год урожай был снова таким хорошим, как и в этом, древние люди приносили богам жертву – тыкву и зёрна. Отсюда и необычное прочтение сюжета в работе. Автор в виде натюрморта передал, необходимый когда-то, обряд, изобразив горстку зерна и нарезанную тыкву.

Осеннее жертвоприношение, Вадим Осипов

А в работах «Ритуал» и «Архаический мотив» Осипов, не используя конкретные языческие мотивы древних белорусских мифов, передал ощущение старых времён, когда люди проводили странные, на наш взгляд, обряды и плясали под звуки бубнов и барабанов, поклоняясь богам. Он использует символы различных эпох. К примеру, в картине «Ритуал» Осипов изображает чаши и две фигуры, которые, вознося руки к небу, поклоняются богам. В центре самой большой чаши помещён яркий жёлтый круг и восьмиконечная звезда, которая означает свет, солнце, тепло и жизнь. Люди издревле почитали эти дары богов и приносили дань им, что бы эти дары были вместе с людьми и дальше. Поэтому на картине показаны чаша, как символ щедрости и благодарности народа по отношению к богам. Так, используя лишь символы и общие знания о верованиях старых славян, Осипов передаёт на своих полотнах ощущение присутствия при древнем обряде или ритуале. Создаётся такой эффект и верно подобранной гаммой. На картинах преобладают жёлтые, синие и красные цвета. Насыщенная жёлто-красная гамма нагнетает общее состояние, заставляя зрителя насторожиться. Такие цвета приносят запах огня. А именно огонь и встревоженные чувства являются атрибутами древнего времени. Вот так художник незаметно подводит зрителя к мысли о первобытных людях, которые танцуют в пещерах обрядовые пляски под звуки барабана и поют необычные песни.

Ритуал, Вадим Осипов
Архаический мотив, Вадим Осипов

Мотивы славянских мифов мы находим и в работах Сергея Кухто, несмотря на то, что он, в основном, писал картины по античной мифологии, о чём свидетельствует наличие разных образов, в том числе и кентавров, в композициях автора. К примеру, картина Кухто, название которой нам не известно, насквозь пронизана языческим духом, витающим в воздухе, лёгком тумане, среди голых деревьев и опавшей листвы. Пейзаж на картине кажется нереальным и сказочным. Он представляет собой осеннюю землю, засыпанную листвой и покрытую большими и глубокими лужами, переходящими в болота и озера.

Сергей Кухто

Над такой вот водой, в которой отражается сумрачный осенний лес, стоит девушка, молодая и красивая, но желающая завершить свой жизненный путь здесь, в белорусском болоте, став одной из странных мифических существ, которых называют русалками. Об этих жителях лесов и озер уже писалось выше. Они являются одним из излюбленнейших сюжетов в композициях художников. И Сергей Кухто не стал исключением и создал работу по этим замечательным мифам. Только на его картине изображена не симпатичная русалка, а несчастная девушка, у которой случилось большое горе, возможно несчастная любовь. И вот она уже стоит обнажённая, в лаптях и с длинными, распущенными волосами возле воды. Эти длинные распущенные волосы и обнажённое тело удачно найдены в общей цветовой гамме. Лапти же являются непременным атрибутом одежды ещё с древних времён, и крестьяне прекратили их носить только в начале XX века. Всё это в сочетании с природой создаёт ощущение старо-славянского, языческого мотива. А в данной работе показана ситуация, когда девушка наедине со своей болью и тяжестью и уже готовиться войти в воду. Поэтому и фигура у неё обнажена, а одежда откинута назад. И последний момент, на который следует обратить внимание – это цветовая гамма работы. Она составлена из коричневых, красных и золотистых оттенков с добавлением холода синего. В этой гамме прекрасно написана фигура девушки, которая такая же холодная, как и окружающая её природа.

Сергей Кухто тонко прочувствовал мифологические мотивы языческих славян, живших на белорусских землях и, используя легенды об утопленницах, написал прекрасную работу, отражающую дух того времени. Однако такое чувство старых мифов присутствует и в полотнах других художников таких, как, например, Юрий Шайнуров. На его картине «Мать-Земля» изображён собирательный образ Матери-Земли, который активно присутствует во многих мифах славян. Работа написана в символическо-сюрреалистической манере, т.к. она создана из символов, которые собраны в единую композицию на основе славянской мифологии. Земля на полотне представлена в виде женщины, которая лежит горизонтально, а по ней едет одинокий путник на коне, следующий по этой земле к своей цели. Первым символом на работе можно назвать уже названную выше Мать-Землю, а вторым – человека, который представляет собой собирательный образ людей, путешествующих по своей Земле. Всю композицию дополняют сгустившиеся облака и просвет сквозь них над всадником, сопровождающий его в этом путешествии. Вся работа написана в гладкой манере письма и выдержанной гамме. В картине автор, используя славянское поверье о том, что Земля живая, создал мифологический сюжет, в котором мы видим всю красоту Земли и Природы.

Мать-Земля, Юрий Шайнуров

Вячеслав Шайнуров так же обращался к славянской языческой мифологии и написал работу в этой тематике под названием «Марена». Марена в славянской мифологии богиня, связанная с воплощениями смерти, с сезонными ритуалами вызывания дождя. В весенних обрядах её именем называли соломенное чучело – воплощение смерти (мора) и зимы, которое топили, разрывали или сжигали, что призвано было обеспечить урожай. В картине используется образ древнеязыческой, славянской богини смерти, которая являлась проводником душ умерших на сторону Темноты. Ей противопоставляется сидящая на коленях молодая девушка, которая провожает своего близкого человека в иной мир. Не только скорбящая фигура, а и вся композиция передаёт глубокий трагизм и внутреннее напряжение ситуации. Художник в своей работе показывает образ Марены, которая не является отрицательным героем, а несёт в себе черты милосердия и сопереживания. Ведь, по поверьям славян, смерть иногда является освободительницей от страданий. А ещё с нею можно было договориться, хоть на время, затем она приходила и забирала всё, что ей принадлежит. Рядом с жизнью всегда находится смерть, которая сопровождает нас от самого рождения и иной раз забирает души с сожалением и сочувствием.

Марена, Вячеслав Шайнуров

Кроме рассмотренной выше работы, автор создал и другие полотна в мифологической тематике. Это такие живописные холсты, как «Исток» и «Час прошлой веры». При создании композиционного решения работы «Исток» было использовано несколько мифов древних славян, некоторые из которых до сих пор бытуют в народе. К примеру, поверье о цветке папоротника, который и сегодня ищут в ночь на Ивана Купала, чтобы отыскать клад, на который указывает необычный цвет. Вся работа построена на трёх фигурах, которые являют собой классических русалок. Они сидят у чистого источника, а рядом с ними извечный охранник священного цветка. Пейзаж и гамма работы дополняют общее представление мифологического состояния изображённого. Такая композиция помогает зрителю вспомнить о старых поверьях и легендах, рассказанных бабушками в детстве.

Исток, Вячеслав Шайнуров
Час прошлой веры, Вячеслав Шайнуров

Славянская тема в картинах витебских художников сегодня представлена не очень широко, но, как бы там ни было, авторы продолжают изучать и писать картины на эту интересную тематику.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *