Образ смерти в искусстве

Образ смерти в искусстве

Образ смерти очень неоднозначен не только в изобразительном искусстве, но и в литературе, и в философии. Существует множество его интерпретаций. Различные направления и течения в философии по-разному трактуют смерть. Искусство постоянно обращается к данной теме. Можно говорить о связи между философией и искусством. Эта связь позволяет более глубоко вникнуть в суть их взаимоотношений. Ещё в средневековой поэзии странствующие сказители в своих произведениях часто обращались к теме смерти, как бы пытаясь ответить на философский вопрос: «Почему перед тобой все равны?». Действительно, смерть уравнивает всех: богатых и бедных, царей и нищих.

Не следует забывать об огромном влиянии различных мифов и мифологии в целом на такое явление в искусстве как образ смерти. Художники всегда обращались и будут обращаться к этой теме несмотря ни на что. Но мифология, описывая смерть, вносит свои коррективы в сознание творящего человека. Таким образом, мифы оказывают воздействие на формирование данного образа. Ведь именно из них взяты многие описания самой Смерти, загробной жизни и т.п. В мифах люди предугадывают своё будущее или объясняют прошлое – то, что нельзя понять рационально, логично.

Смерть – явление неизбежное, которая не минует ни богатого, ни бедного. На вопрос «Что ждёт всех там, за чертой, где находится смерть?» в первую очередь пытаются ответить все верования и религии народов. Ученые-философы пытаются осмыслить проблему смерти уже много столетий. Свое видение вопроса предлагают и многие живописцы. Раскрывают они эту тему как с трагической стороны, то есть, отображая художественными средствами смерть на Земле, так и с мистической, показывая потустороннюю жизнь в том виде, как они себе это представляют. Но, как бы это ни выглядело, такая тема очень неоднозначна в понимании для конкретного человека, обратившегося к этой теме. Её сложность состоит в необычном восприятии зрителем образа, созданного автором. Ведь всё, что знает обычный человек о смерти, либо подсмотрено из жизни, либо взято из всевозможных религиозных верований или творений различных авторов – писателей и художников. Сегодня огромнейшее влияние на формирование образа смерти в сознании людей оказывают созданные художниками картины на эту тему. Сильное воздействие в современном мире информации также оказывают живопись, графика, фотография и, безусловно, театр и кино. Поэтому можно сказать, что сегодня восприятие и осознание смерти как сопутствующего жизни явления создаётся по большей части именно художниками и людьми искусства, которые в связи с особенностью своей деятельности оказывают сильное влияние на умы людей.

Три возраста женщины и Смерть, Балдунг Гриен, 1510г.

Тема смерти как лейтмотив пронизывает западноевропейскую культуру второй половины XIV-XV столетий. Во фресках, алтарной живописи, скульптуре, книжной миниатюре, ксилографиях, гравюре на меди постоянно встречаются сюжеты «Трое мертвых и трое живых», «Триумф смерти», «Пляски смерти», «Искусство умирать». Тема смерти широко проникает и в иллюстрации первопечатных изданий — разного рода листовок, религиозно-дидактических сочинений, а также в произведения светской литературы: примером может служить гравюра «Imago mortis» с танцующими скелетами во «Всемирной хронике» Гартмана Шеделя. Смерть предстает здесь то как старуха с косой, проносящаяся над землей на перепончатых крыльях летучей мыши, то в виде мертвецов с остатками плоти на костях, то в виде скелетов. Триумфальные танцы скелетов, погоня мертвецов за людьми, нескончаемые хороводы, куда мертвые вовлекают живых, гримасничающие черепа кладбищенских оссуариев, леденящие кровь картины тления – таков неполный репертуар образов смерти в искусстве второй половины XIV-XV столетий.[2,142].

Триумф Смерти, болонский мастер, 1350г.

Теме смерти в своём творчестве отдали дань практически все великие художники. Наверное, трудно найти среди них мастера, хотя бы раз не обращавшегося к таким сюжетам. Среди них и И. Босх, и А. Дюрер, и Ж.-Л. Давид, и С.В. Иванов, и многие другие художники, которые, так или иначе, писали картины, посвящённые теме смерти. Львиную долю всех полотен занимают картины, связанные с библейскими сюжетами («Распятие», «Оплакивание», «Положение во гроб»). Например, В.Д.Синюков в своей работе пишет, что аллегорическая фигура Смерти впервые в христианской иконографии изображена в образе летящей страшной фурии с косой, оставляя позади себя горы трупов людей разных возрастов и сословий, души которых либо возносятся на небеса, либо низвергаются в адское пламя. Она не внемлет мольбам древних стариков и старух, жалких слепцов и убогих калек, а устремляется прямо к изысканному обществу музицирующих дам и кавалеров, не подозревающих о ее приближении. Так описывается образ смерти в серии фресок «Триумф Смерти» в пизанском Кампосанто.[4,32].

Смерть Марата, Ж.-Л. Давид, 1793г.

По мере развития общества в искусстве появляются и новые сюжеты, связанные со смертью: убийцы, самоубийцы, сцены расстрелов, похорон, гибель на поле боя. Особое место занимают батальные сцены в картинах художников. Здесь они передают массовую смерть на поле боя. Например, среди таких выдающихся художников-баталистов был В.В. Верещагин («Апофеоз войны», «Шипка-Шейново» и др.). Сцену расстрела удачно передал Ф. Гойя в исторической композиции «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1080 года». Нередко художники начинают показывать смерть на бытовом уровне: покойник в собственном доме, в больнице. Например, Жак-Луи Давид «Смерть Марата» (1793), А. Дюрер «Рыцарь, Смерть и Дьявол» (1513), С.В. Иванов «В дороге. Смерть переселенца» (1889), В.Г.Перов «Проводы покойника», И. Босх «Остановка у адской реки», А.Вертц «Преждевременные похороны» (1854) (репродукция представлена в начале статьи), А. Бёклин «автопортрет», Ф. фон Штюк «Ад» (1908). Дальнейшее развитие темы можно найти в картинах таких художников, как К. Васильев («Рождение Дуная» (1975-76 гг.)), гравюры С. Харламова, С. Кобуладзе, В.А. Фаворского, В. Славука.

Ад, Ф. фон Штюк, 1908г.

Тема смерти прослеживается и у белорусских художников. Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в народной памяти. И поэтому многие белорусские мастера не могли пройти мимо этой волнующей темы. Холсты, выполненные в суровые годы войны, доносят тревожную атмосферу тех дней. Картина Я. Зайцева «Похороны героя» посвящается белорусским партизанам. Широкое обобщение всего пережитого народом за годы Великой Отечественной войны даёт в своём творчестве М. Савицкий («Танец с факелами» (1978 г.) из цикла «Лічбы на сэрдцы»). Эта тема прослеживается и у таких белорусских художников как В.А. Лагун («Жизнь продолжается» (1967 г.)), И.И. Белонович («Память» (1969 г.)), Л.А. Дударенко («Освобождение» (1975 г.)). Однако в этих работах тема смерти показывается как способ выражения большой патриотической идеи, для возвышения того или иного героя. Белорусских художников волнует не столько смерть как таковая, а сколько возможность драматизировать и передавать идею героики через образ смерти. Как писала А.В. Аладова в своей статье: «Стремление соединить жизненную достоверность изображения с выявлением глубокого исторического смысла, этического, гражданского и патриотического значения отображаемого события становится в дальнейшем ведущей тенденцией развития белорусской живописи».[1,5].

Тема смерти продолжает существовать и развиваться. Опыт, накопленный предыдущими поколениями, осваивается современными художниками энергично и многогранно. Это сказывается в разнообразии жанров и средств выражения, которыми они пользуются. Картины доносят до нас переживания, мысли и чувства вдумчивого и чуткого художника. На современном этапе развития тема смерти стала изменяться. Это закономерно. Сегодня художников волнует уже не столько сам факт смерти, образ Смерти, а больше передача тонких эмоций, внутреннего мироощущения человека. Этот мрачный образ позволяет более глубоко и трагично передать главную идею художественного произведения. Например, автор данного текста наряду с другими обращался к теме смерти. Это привело к написанию им дипломной работы под названием «Марена» (2009 г.). В картине используется образ древнеязыческой, славянской богини смерти, которая являлась проводником душ умерших на сторону Темноты. Ей противопоставляется стоящая на коленях молодая девушка, которая провожает своего родного человека в мир иной. Не только скорбящая фигура, а и вся композиция передаёт глубокий трагизм и внутреннее напряжение ситуации. Автор в своей работе показывает образ Марены, которая не является отрицательным героем, а несёт в себе черты милосердия и сопереживания. Рядом с жизнью всегда находится смерть, которая сопровождает нас от самого рождения. И, как бы художники не трактовали данный образ, хочется верить, что искусство всегда будет стремиться передать идею торжества творческих сил, любви над смертью и безысходностью.

Марена, Вячеслав Шайнуров, 2009г.

 

Список литературы:

  1. Белорусская советская живопись. – Мн.: Беларусь, 1978. – с. 5.
  2. Нессельштраус, Ц.Г. «Пляски смерти» в западноевропейском искусстве XV в. как тема рубежа средневековья и Возрождения // Культура Возрождения и средние века. – М., 1993.
  3. Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. / Гл. ред. С.А. Токарев. – М.: Сов. Энциклопедия, 1992. – Т. 2. К–Я. – с. 456-457.
  4. Синюков, В.Д. Тема «Триумфа Смерти». К вопросу о соотношении символа и аллегории в искусстве позднего европейского средневековья и итальянского Треченто // Искусство и культура Италии эпохи Возрождения и Просвещения. – М.: Наука, 1997. – с. 32-33.

УДК 7,0
Материал опубликован в книге «Изобразительное искусство в системе образования: материалы VI Международной научно-практической конференции, Витебск, 15-16 октября 2009г. / Вит. гос. ун-т; под ред. В.П, Климовича, Д.С. Сенько. — Витебск: УО «ВГУ им. П.М. Машерова», 2009. — 311с.»

Вячеслав Шайнуров, Витебск, УО «ВГУ им. П.М. Машерова»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *